Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Дисклеймер

Мои заметки, часть из которых оформлена менее, часть – более основательно. Некоторые имеют вид полноценных статей. Я для удобства разобрала их на тематические блоки, однако деление это довольно условное, темы перекликаются и пересекаются в рамках одной статьи.
Ссылки ведут на страницы в ЖЖ, некоторые материалы размещены исключительно или дублируются на луганском "Одуванчике" и на сайте проза.ру

1) Образование в Латинской Америке, в особенности женское
2) О русскоязычной литературе и устной мифологии
i) Алексиевич как этнограф
ii) К вопросу о жанре ужасов в советской литературе
iii) Челюсть Сергея Королёва и гностическая рецепция образа учёного
iv) Oбзор ассортимента книжного магазина «Зингер» ко Дню снятия блокады
v) Юсуповский дворец на Мойке -- вперёд в прошлое

3) Большие надежды: заметка об истоках и предпосылках коронопсихоза
4) Вопросы языкознания:
i) О судьбе русского языка
ii) Латынь как язык науки

5) Английская и англоязычная литература и кино
i) Конец брачного афериста: брачные вопросы и права женщин во времена сестёр Бронте
ii) Сериал «Чужестранка» по романам Д. Гэблдон: проблематика и метасообщение
iii) «Елизавета. Золотой век» – рецензия на фильм
iv) День рождения Инфанты как театр англо-испанских военных действий

6) О любви
i) Слом гендерной идентичности как метод подавления масс
ii) Чем русские невесты отличаются от североамериканских: по материалам Интернет-сообществ
iii) Лего и любовь



При перепосте на личных страницах прямая ссылка на мой ЖЖ обязательна, полное копирование не приветствуется. Если вы хотите получить какой-то мой материал для рекламной страницы или СМИ (включая монетизируемые блоги), напишите мне на адрес pomegranate@mail.ru
Те же правила относятся к материалам моего Телеграм-канала The Light Side (t.me/nasvetloystorone) и страницы Language Design Studio в Фейсбуке.


Обо мне немного:
Collapse )


СТИХИ


Фотокарточки

Вы как хотите

а меня среди наползающей игры престолов сразили не талибы, а тот факт, что инфанта Испании и обеих Индий Леонор отправлена заложницей в Англию.
Даму Леонор поселят с простолюдинками, отличившимися на поприще современной повестки и будут наставлять в еретическом учении. Года три.
А потом вернут родителям.
Plus ultra.

Языком хипстера

Когда лев голоден - - он ест.
Когда лев голден - - он Ланнистер,
когда лев в кольце - - он Голдвин,
когда труслив, то он Гудвин.

Я пришла по жёлтой дороге в обнимку с котом,
с мужчиной, похожим на Дровосека,
сама похожая на Страшилу,
я хочу забыть, как нас унижали в Канзасе,
как вокруг меня стояли загоны, стояли бараны,
и каждое их поколение билось в те же ворота.

Я пришла и требую свою корону и свои изумруды.
Но как-то корона мне не даётся,
вокруг учёные страшилы,
умученные бастинды.
Только седая Фея гладит меня по запястью,
утешает, и говорит что всё ещё будет.

Камчатка всё

Хвосты темы ещё отрабатывают учОнные из РАН "водоросли сами себя отравили по естественным причинам, а потом отравилось всё кругом, не слушайте непосвящённых паникёров, это у них диатез".
Фрактально всё это распространяется по соцсетям на учёную/рановскую > научпопную > московско-либеральную ЦА, которая держит в медийном пространстве разрешённую цензурой экологическую повестку.

Ключевые слова правда иногда проскакивают из простых методичек вроде слова "паникёры", лень парсить.
Гринпис прекратили _любые_ follow up публикаций за начало октября, даже на английском.

Друзья Кати Дыбо, сёрферши, поднявшей тревогу, лечатся от химических ожогов.
Анализы, публикуемые местными активистами, показывают сильное загрязнение воды с участием нефтепродуктов, тяжёлых металллов и промышленных органических соединений. Весь коктейль до конца так и не разобран.

Как я понимаю, масштаб катастрофы таков, что все камчатские биоресурсы теперь не просто малопригодны к промысловой добыче, а смертельно опасны.

Если причастны военные, могу вспомнить, например, что поражение гептилом даёт генетические мутации вроде безногих и безглазых детей (бедные сёрферы).

Заткнуть Гринпис хватило бы веса только у очень крупной мафии, видимо федеральное браконьерское лобби, которое кормит рыбой и крабами богачей по всему миру и их контрагенты и припугнули и занесли (а в крабовый промысел, емнип, вхожа сама Ксюшадь).

Прощай, Камчатка. Не успела я съездить, только крабов из баночки пробовала.

UPD: Выдвигают версию о том, что сброс был с чужого коммерческого корабля, вероятней всего американского. Символичная история - - с чего началось тем кончается, фактически "Курск" - 2, но масштаб последствий несопоставим.

UPD 2 Мой источник из камчатских в ФБ:
https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=1015225668998446&id=100015330666323&ref=m_notif¬if_t=feed_comment_reply

Концов не найдут, но регион считай погублен.Про океан история отдельная, но если GE разрешили загадить океан целиком Фукусимой, то что уж...

Океан, поднесённый к губам

Прослушала лекцию научного руководителя, подискутировала о синтаксических теориях со сверхживописной Яной Астаховой, которая не выходит из дому без макияжа и палантина и шляпки и платья в цветах запоздалых и чей голос перекрывает турбины ракет, уловила на мгновение меланхоличную и истомную Марьюандревну, в сотый раз прошла мимо кафедральных стенгазет, спустилась вниз, поднялась вверх, вновь спустилась.
И в помойной корзине увидела демонстративно брошенный поверх пустых кофейных стаканов англоязычный журнал Studia Nipponica и ещё поверх -- уже японский полностью филологический альманах с демонстративно прилепленой сверху жвачкой.
Демонстративная жвачка навела на мысли (в свете национального состава студентов на одиннадцатом этаже), и будь я Холмсом, я по следу зубов определила бы этническую принадлежность оскорбителя -- ибо научный журнал в демонстративной урне на этаже филфака -- это новость даже в наши растленные времена.
Но я просто аккуратно вытерла оба журнала и прибрала в сумку.
В Главном здании присела в диетстоловой -- на столе обнаружилась stationary card с портретами Панчина и Дробышевского, завлекающими в секту свидетелей Гельфанда.
Аккуратно сложила и положила на стол плашмя ради сбережения аппетита грядущих трапезников.
Те же лица обнаружились в копеечном (33 рубля за номер) журнале "Огонёк", скромно сложенном в ящик в углу лавочки корейских соблазнов (о эти блокноты с обложками мятного и розового цветов!) вместе с орфографическими и стилистическими ошибками, очередной дежурной антисоветчиной и портретом Дарвина на обложке.
На стенде возле "шайбы" вечной язвою смотрит на меня гигантский плакат с дифирамбами наезднице Петушковой, дочери заместителя советского министра внутренних дел, рук не замаравшей о скребок, ног не утомившей перед соревнованиями -- тренер сделает, папа прикажет, соперниц из списка вычеркнут. О живых ничего -- живые укрощают лошадей Кавказа и двух Америк.
В гардеробе нашлось тихое место для прочтения Nipponica: рецензии на японские исследования и книги, написанные англоязычными авторами.
Анимэ, демография, средневековая торговля. Американцы одобряют, не забывая заметить, что "исследование, при всех своих недочётах хорошо отражает традиционную неэффективность японского правительства".
Впервые в жизни прошла совсем близко возле физфака: о прекрасные люстры и лепнина и парадный подъезд с волшебными окнами!
Как тоскливо нам, сидящим в вечном ободранном КПЗ семидесятых годов...
Вздохнула.
Университет огромен.
Университет не отпускает.
Университет традиционно огромен.

Великий, могучий, разговорный

http://kremlin.ru/events/president/news/61986

В последние годы мы видим в России не совсем типичную, но узнаваемую картину того, что в лингвистике называют функциональной диглоссией. Существуют разные виды диглоссии (двуязычия). Сущность функциональной диглоссии состоит в том, что языки, которыми владеет один человек, разделяются по разным сферам употребления.
Один язык, например,  может быть устным, бытовым, а другой – языком письменного общения, накопления и передачи знаний.  Жребий бытового языка обычно выпадал языкам бесписьменным при столкновении с развитой культурой, обладающей литературной и научной традицией или языкам покорённых народов в державе победителей.
Русский язык на первый взгляд никак не отнесёшь к языкам бесписьменным или чисто бытовым. Но вглядимся внимательней.

Накопление культурных и материальных ценностей обусловливает пропорциональный рост словесных средств их описания, покрывает все новые поприща человеческой деятельности.
Если в начале христианской эры европейской нации было достаточно иметь переведённой на свой язык Библию, чтобы считаться культурной, Новое время потребовало слов для неисчислимых изобретений и новых общественных форм. Отстающие заимствовали явления и слова у вперёдсмотрящих. Первенство в делах вело за собой первенство в терминологии.
Первенство формы  – первенство в идеологии.

Collapse )

С колен встали, ползём

Сорока на хвосте: в течение ближайших месяцев будет ликвидирован Институт проблем химической физики РАН в Черноголовке. Естественно, в рамках "присоединения" к материнскому институту в Москве, существующему с тридцатых годов.
У московского института Собянин предусмотрительно отобрал большую часть недвижимости и территории (все помнят историю с ФАНО и фактической ликвидацией Академии наук как распорядительного органа в области науки).
Т.е. научных сотрудников в Москве 60 от силы,там небольшой двухэтажный корпус.
Для справки: в Черноголовке в хорошие времена работало до пяти тысяч человек.
Сейчас меньше, но явно не столько, чтобы волшебным образом упаковаться в материнское лоно более старшей организации.
И аттическая соль: сотрудникам черноголовской химфизики худо-бедно обеспечили какое-то служебное жильё. У многих оно единственное.
При ликвидации института всех выселят.
И тишина.
И борцы за белые одежды, последние адреса и прочие популяризаторы молчат, одна-единственная новость под сурдинку.

https://www.interfax.ru/russia/681411

Атомное православие as is

Андрей Милованов, генеральный директор соседней территории (Берзарина, 32), которую все по старинке называют комбинатом железобетонных конструкций (КЖБК), утверждает, что высотки, нависающие над ядерными объектами, – не самая большая беда. Главное – что под ними. Он директорствует здесь двадцать лет, его предприятие входит в расчёт МЧС по ликвидации ядерных аварий и возведении т.н. ядерных саркофагов. Знает что говорит:
– Земля, где начали строительство, была закрыта особой бетонной плитой площадью 2 гектара и толщиной до 70 сантиметров. Здесь на глубине около 70 метров хоронили радиоактивные отходы «курчатника», а выше, на 20 метрах, устроили свалку из вышедших из строя и фонящих приборов института. Что там сегодня лежит, сказать трудно, в послевоенные годы ковали ядерный щит, да и к радиации отношение было относительно небрежное. Засыпали это всё чистейшим речным песком. Позже, в 1964 году, силами нашего предприятия соорудили защиту – плиту. Плита непростая, со спецдобавками – свинцовая шрапнель (дробь) и йодистые соединения. Трогать её было категорически запрещено. Сегодня этот «щит» со спецдобавками уничтожен, там копают и заливают котлован под фундамент жилого комплекса. А мы трижды в день меряем радиоактивность в своих помещениях и отмечаем рост гамма-излучения. Раньше радиоактивный фон был образцово-показательный, ниже, чем в центре столицы, – 0,08–0,12 микрозиверт в час (мкЗв/час). Сейчас счётчики в кабинетах выдают до 0,23 мкЗв/час – уже идёт превышение санитарных норм. Что будет дальше, когда высотки своей чудовищной массой начнут давить на грунт, предсказать трудно.


Я живу в 500 метрах есличо.

А. Кибрик, интервью

"Однако, мне кажется, сейчас всерьёз ностальгию по советскому времени никто из учёных не может испытывать, потому что уж слишком всё было ограничено, урезано, многое запрещено. И тоже безумная бюрократическая система была. Даже с точки зрения просто возможностей, я считаю, что сейчас гораздо лучше. Ситуация стала очень конкурентной. Ты не можешь просто так или исключительно благодаря каким-то связям что-то получить. Нужно подавать заявки на конкурсы, выигрывать гранты и добывать таким образом финансирование, чтобы приобрести оборудование. Но главное, что это в принципе возможно для многих активных исследователей. Это путь, который приводит к результатам".

Там много любопытного вообще:
https://litrossia.ru/item/andrej-kibrik-direktor-instituta-jazykoznanija-ran-shkole-ochen-trudno-vosstanovit-jazyk-kotoryj-perestal-usvaivatsja-v-seme-intervju/

И есть не вполне очевидное, связанное с цитатой: лучшее из того, что было в гуманитарной науке бывшего СССР относительно легко встроилось в производственные циклы метрополии.
Потому что они с конца сороковых работали "на туда". На экспорт.

То есть тот факт, что школьные учебники русского языка и вообще школьные методики и уровень рефлексии -- схоластика, порождённая больным воображением истеричной бабы с лаковой "халой" на голове -- это не только методическая мафия Минобра и педов.
Это намеренное невнимание избранного к частным проблемам туземцев.
Самоэтнография России для доклада (этнография как проблема субъектно-объектных отношений), биг дата для баз Большого Брата -- это пожалуйста.
А больницами для индейцев мы не занимаемся.
Los elegidos, каста.

Большая проблема

с этим вот умолчанием: "антисоветский значит умный".
Здесь две версии: либо торговый работник/цеховик/фарцовщик -- т.е. умеет крутиться, умный, знает как хорошо жить.
Либо умник из академического института с Гдляном и Ивановым в башке и "Детьми Арбата" в руке, состоятельный профессионально в своей узкой области, но патологически инфантильный во всём остальном.
Когда миллионы умников второго типа переквалифицировались в челноки, а умников первого типа частично забрал отстрел, как-то стали сомневаться в этой волшебной идеологеме. Вспомнили, что вода из крана течёт и свет горит как раз благодаря тем работящим/связанным с производством дуракам, которые и по способу действий и по образу мыслей были советскими.

Теперь идеологему подновляют в новой подаче, совсем уж социал-дарвинистской: тупые совки вымерли, мы новое поколение (от кого рождённое?) умников.
И как бороться непонятно: обёртку советской научной и интеллектуальной жизни старательно приватизирует праволиберальная секта диссернетовцев/гельфандовцев/"популяризаторов науки".
Тут и кружки, и работа с талантливой молодёжью, и публичные лекции -- советское и "прогрессивно-научное" по форме, сектантское и антинаучное по сути (если оставить за скобками очевидные и неизбежные воровские манипуляции за кулисами).

У меня при слове "левые" у самой скулы сводит, я знаю, с чем их едят. Серный душок очевиден.
Красный этатизм хорош для военного времени, но я женщина, чёрт возьми, а там для женщин только трофейные кирхе и кюхе.
Смотрю "Сердца четырёх" и моё, пятое, сжимается: десять лет между войной и войной, пиранезиевские проекты, воля и культура, учёные сёстры.
Где-то там потерялась нужная форма.
Перед двадцать вторым июня.
Перед смертью Кирова.